Истории

Катастрофа на Эвересте: история самого трагичного восхождения в 1996 году

Что стало причиной гибели восьми человек и кто совершил роковую ошибку?

© Чемпионат.com

Взобраться на Джомолунгму, помахать рукой с пугающей высоты еле виднеющейся земле, испытать переполняющую сердце гордость — заветная мечта каждого альпиниста.

Видео дня

Вписать своё имя в историю покорения Эвереста, конечно же, хотелось многим смельчакам. Мало кого смущало, что эта вершина умеет беспощадно забирать человеческие жизни или обрекать их на страдания, навсегда оставляя калеками.

Существовала определённая статистика: из 10 восхождений на Эверест – одно обязательно заканчивалось гибелью людей.

Ханнелоре Шмац – первая немецкая женщина, покорившая Эверест в октябре 1979 года, так и не отпраздновала своё триумфальное восхождение. Она умерла на спуске от кислородного истощения и жуткого холода. В течение почти 20 лет её вид пугал поднимающихся к Эвересту альпинистов. Дело в том, что тела погибших на вершинах не спускают к подножию. Организовать такую операцию слишком сложно и опасно. Вертолёты подлететь не могут. Человек же, взвалив на себя страшный груз, рискует своей жизнью.

Известный норвежский альпинист Арне Нэсс-младший так описал встречу с застывшей, словно мумия, мёртвой Ханнелоре Шмац: «Я не могу убежать от зловещей стражи. Примерно в 100 метрах от лагеря IV она сидит, прислонившись к рюкзаку, как будто делает небольшой перерыв. Женщина с широко открытыми глазами и волосами, развевающимися при каждом порыве ветра. И всё же мне кажется, что она следит за мной, когда я прохожу мимо».

Старт восхождения

Май 1996 года открыл, пожалуй, самую трагическую страницу в истории покорения Эвереста. Он стал могилой для пяти человек, рискнувших добраться до самой вершины, до которой иногда не хватало всего нескольких десятков метров.

Эта ужасная история должна была послужить отчаянным головам поучительным примером о ценности человеческой жизни. Но в нашем случае азарт, непомерное честолюбие и легкомыслие, к сожалению, привели к печальным результатам.

10 мая 1996-го ещё до рассвета две коммерческие группы – «Горное безумие» и «Консультанты по приключениям», в составе которых было шесть высококлассных гидов, 16 клиентов и восемь шерпов, в бодром настроении пошли штурмовать заветную вершину. Первый отряд возглавил американец Скотт Фишер, второй – новозеландец Роб Холл. Оба лидера считались опытными альпинистами.

При восхождении на Эверест дорога каждая минута. Об этом хорошо знали и Фишер, и Холл. Однако с самого начала всё пошло наперекосяк. Раздор среди шерпов привел к тому, что они не успели провесить по маршруту верёвочные перила. Эту тяжёлую и кропотливую работу выполнили гид группы «Горное безумие» Нил Бейдлман и русский альпинист Анатолий Букреев. Разумеется, упущенное время сыграло роковую роль.

Ещё до начала похода Бейдлман откровенно признался Букрееву: «У половины клиентов нет никаких шансов на вершину. Для большинства из них восхождение закончится уже на Южной Седловине (7900 м)». Как это было ни прискорбно, но его горькое пророчество сбылось.

Не прогулка, а испытание…

Можно с полным правом сказать, что коммерческий подход к очень опасному и рискованному предприятию заметно повлиял на психологию клиентов. Заплатив $ 65 тыс. за участие в покорении Эвереста, почти каждый новоиспечённый альпинист представлял поход к вершине как увеселительную прогулку с некоторыми элементами экстрима.

Пощекотать себе нервы, сделать фото на самой высокой точке горы хотелось многим новичкам. О какой-либо профессиональной подготовке клиентов не могло быть и речи. Для опытных альпинистов они стали просто обузой.

Уже при штурме заветной вершины Скотт Фишер и Роб Холл сильно пожалели о своей опрометчивости. Они посчитали, что большое количество людей протопчет сугробы, и по проложенному пути будет продвигаться гораздо легче и удобнее. Поэтому три группы альпинистов разом ринулись подниматься на Эверест.

Толчея, очередь из жаждущих попасть первыми на Джомолунгму вызвали неразбериху. Ждать своего часа на огромной высоте под жутким пронизывающим ледяным ветром при 40-градусном морозе было невероятно тяжёло. От хорошего настроения не осталось и следа. Сковывающий холод уже забрал силы — и страстно хотелось, чтобы всё быстрее закончилось.

53-летний Фрэнк Фишбек из экспедиции «Консультанты по приключениям» решил не испытывать судьбу и возвратился обратно в лагерь. Его товарищи – Лу Казишке, Стюарт Хатчинсон и Джон Таске – также не рискнули продолжить восхождение. Хотя в это время на Эвересте стояла отличная погода, и альпинистам надо было лишь дотянуть 100 метров до вершины и осуществить свою давнюю мечту. Увы, тяжёлый, изнурительный подъём начисто убил прежнюю романтику.

Оказавшись на спасительной земле, Лу Казишке своим признанием подтвердил вышесказанное: «Я снял перчатку и увидел, что все пальцы у меня обморожены. Потом снял другую — то же самое. Я неожиданно почувствовал, насколько я устал. Помимо этого, в отличие от большинства моих товарищей, мне не нужно было восхождения любой ценой. Конечно, я хотел покорить вершину. Но… Я живу в Детройте. Я бы вернулся в Детройт и сказал: «Я покорил Эверест». Мне бы ответили: «Эверест, да? Здорово. Кстати, ты слышал, как вчера наши сыграли с «Питтсбург Пингвинз»?».

Отчаянный спуск

Первыми и последними, как выяснилось, счастливчиками, покорившими в этот злополучный день Эверест, оказались Анатолий Букреев, Нил Бейдлман, Энди Харрис, Мартин Адамс и Джон Кракауэр.

Остальные альпинисты были не в состоянии преодолеть последний барьер. И теперь начиналась самая ответственная пора: медленный и крайне опасный спуск. Как назло, тут же испортилась погода и на альпинистов белой, сплошной стеной обрушилась снежная буря. Заметим, что температура воздуха на Эвересте в это время падала порой почти до 75 градусов мороза.

Эверест будто почувствовал слабость людей. В кромешной тьме, где никого не было видно даже на расстоянии вытянутой руки, на высоте 8000 метров возникла «зона смерти». Теперь всё зависело от характера каждого альпиниста и его здоровья. В таких жесточайших условиях даже приступы кашля из-за нехватки кислорода могли вызвать у человека переломы рёбер и отёк лёгких. Эта же причина превратила некоторых альпинистов, спускающихся с Джомолунгмы, в неких роботов, неспособных ни мыслить, ни принимать правильные решения.

Жертвы Джомолунгмы

Смерть уже начала свой скорбный отсчёт… От отёка мозга погиб Скотт Фишер. От обморожения умер Роб Холл, который успел отправить трогательное сообщение беременной жене: «Я люблю тебя. Спокойной ночи, моя дорогая. Обо мне не слишком тревожься». Через два месяца после гибели Роба его супруга родила дочь Сару.

Список погибших на Эвересте пополнили Ясуко Намба, Даг Хансен, Энди Харрис, Цеванг Сманла, Дордже Моруп, Цеванг Палджор.

Жертв могло быть и больше. Здесь нужно отдать должное мужеству и опыту Анатолия Букреева, который на себе тащил в четвёртый лагерь замерзающих альпинистов. Он пробивался сквозь снежный мрак и ветер. Шёл к тем, кто с трудом спускался с вершины. У них был горячий чай и спасительный баллон кислорода.

«Он совершил героический поступок. Он совершил то, что не под силу обычному человеку», — высказался о нём позже Нил Бейдлман.

Анатолий Букреев погиб в 1997 году при восхождении на Аннапурну. Сошедшая снежная лавина унесла его жизнь. Ранее он был награжден премией Дэвида Соулса, которая даётся самым выдающимся альпинистам.

Источник

Евгений

Главный! По главным новостям России и создания качественного контента. На новостном портале "Сегодня что ?" По любым вопросам и рекламным предложениям, обращаться по e-mail: info@todey.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
WP Radio
WP Radio
Не в сети ЖИВЫЕ КОНЦЕРТЫ